Современное российское общество глазами Церкви — опрос церковнослужителей

Современное российское общество глазами Церкви — опрос церковнослужителей

9 декабря. Социологи подвели итоги опроса, проведенного 30 октября 2013 года в Храме Христа Спасителя среди представителей епархиальных отделов по взаимоотношениям Церкви и общества — священнослужителей и мирян.


В опросе приняли участие представители сорока епархий Русской Православной Церкви.


Как выяснилось, современное российское общество, по мнению опрошенных, оказывается в своих ценностных ориентирах почти «вывернутым наизнанку». Акцент на материальных благах, на потреблении и эгоизме, вседозволенность рыночной экономики, — не дают россиянам сосредоточиться на действительно важном: на духовных ценностях и на семье.

Священник предлагает жестко наказывать за вызывающее поведение в обществе

Священник предлагает жестко наказывать за вызывающее поведение в обществе


19 сентября. Глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества призвал жестко пресекать действия, нарушающие общественную нравственность.


«Мало считать, что нужно пресекать только силовые действия, только действия, которые явно нарушают закон. Нужно сохранять общественную нравственность и жестко пресекать действия, которые разрушают ее», — заявил протоиерей Всеволод Чаплин на заседании комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести.

Президент Молдавии призвал Церковь не провоцировать споры в обществе

Президент Молдавии призвал Церковь не провоцировать споры в обществе

Президент Молдавии Николай Тимофти призвал Молдавскую митрополию обнаруживать осторожность в вопросах, провоцирующих споры.

" Священнослужители и политики обязаны с максимальным вниманием и осторожностью относиться к темам, вызывающим несогласия, провоцирующим споры в обществе ", — сказал глава государства на встрече с Митрополитом Кишиневским и всея Молдавии Владимиром.

Возвращаясь к написанному: о либералах и консерваторах

Когда внимательно следишь за развернувшейся на «Правмире» дискуссии о либерализме и консерватизме в Церкви о. Филиппа Парфёнова и Виталия Аверьянова, невольно возникает желание вставить и свою реплику в эти рассуждения. Не потому, что знаешь «истину в последней инстанции» (её, скорее всего, в подобных вопросах попросту нет), а потому что и сам не раз задавался теми же вопросами в отношении собственной позиции: что мне ближе? Кого я могу поддержать? Кого из своих соверующих я могу назвать в полном смысле слова единомышленниками?
Этот вопрос гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Во-первых, как бы крамольно это ни звучало, я убеждена, что любая идеология, независимо от того, насколько она «правильна», «патриотична» и так далее, страшна в первую очередь тем, что она автоматически отводит людей от Христа. Недаром в Учебном пособии для слушателей курсов по подготовке катехизаторов, миссионеров и церковных педагогов, подготовленном Синодальным отделом религиозного образования и катехизации и Патриаршим центром духовного развития детей и молодежи, выделяется принцип неидеологизированности.

Посюсторонний рай и жажда запредельного

Бывает так – прочтёшь что-то, может, заинтересуешься, а может не очень, поморщишься даже, а через лет несколько понимаешь, что прочитанное помнишь едва ли не дословно, и с какого-то боку оно почему-то очень важно, но уже и ссылок не найти, и яндекс не поможет.
Где-то примерно в году 2005-м прочёл я в случайно подвернувшемся под клик журнале одной блогерши примерно следующее:
Скоро человечество окончательно разделится на тех, кто будет продолжать молиться каким-то своим богам, искать какой-то там смысл жизни, придумывать какие-то ценности и принципы, выискивать истины и т.д. и тех, кто будет жить в «умных домах» и вообще наслаждаться всеми благами достигшей своего рассвета цивилизации. К услугам последних будут такие гаджеты, вещи и вещицы, от совершенства которых дух будет захватывать, их жизнь будет максимально разнообразна, комфортна и эргономична. Дизайн, шоу-индустрия, виртуальные развлечения станут источником нескончаемого ненадоедающего кайфа, все разговоры о том, что человеку этого будет мало, что ему захочется, в конце концов, чего-то «высокого» – ложь, просто раньше этими вещами не занимались на должном уровне, с должной мобилизацией ресурсов, да и «ценности» мешали сосредоточить достаточные силы для этой задачи. Естественно, в этом мире не будет алкоголя, табака и наркотиков – никто не станет глотать и вкалывать гадость, когда есть такие цивилизованные и безопасные альтернативы. Эти люди не будут совершать преступлений. Во-первых, большую часть законов просто отменят – запреты умрут вместе с предрассудками и неадекватностью, во-вторых, многие вещи, например, кражи совершать станет нереально, техника решит эти проблемы, в-третьих, всё что захочется совершить ради «преступного» наслаждения – можно будет проделать в виртуале, в-четвёртых, никто просто не захочет быть выкинутым из этого дивного мира в пусть даже комфортную, но отключённую от супер-ништяков тюрьму.
Удовольствие не нуждается в смысле и оправдании, «смыслы жизни» и святыни придумывают те общества, которые почему-то не смогли обустроиться с максимальным комфортом. А те, кто не сможет расстаться со своими религиями, философиями, идеологиями будут бегать по периметру совершенного мира потрясая своими книгами или автоматами, к ним будут относиться как к сумасшедшим и поступать в соответствии с тем, опасные или нет они сумасшедшие…
В общем, что-то в этом духе, только лаконичнее. Искал оригинальный текст – не нашёл, хотя сходных и немало. Уж больно изящно в паре абзацев удалось авторессе объединить и «молящихся» и «философствующих», пройтись по всему спектру «анти-потребительства» и нарисовать картинку сладкой консьюмеристкой утопии. При этом было ощущение какого-то торжества цивилизованного невежества, которое даже обложку, например, книг Хаксли в глаза не видело, но при этом прекрасно себя чувствует, знает толк в хороших манерах и «сечёт массу фишек», и вообще, хотя написан был перепев «все лохи, кто не в фирмЕ», ощущения, что по клавиатуре стучала условная тупаяблондинка, выдувая пузыри из бабл-гама, не возникало. «Право, это лучше невинности», как сказал один бес, помниться, у Достоевского.
Я одно время любил формат «принудительных диалогов» – взять цитату одного автора, противоположную по смыслу из другого, посмотреть сверкнёт ли искра при такой разности потенциалов.
Вот цитата в пику, некогда довольно популярная.
В.И.Несмелов: «Человек может рассматривать наличную жизнь с точки зрения идеального принципа, потому что он сознает себя как свободно-разумную личность; и человек может отвергать эту наличную жизнь ради другой жизни, которой у него вовсе нет, а которая только должна существовать, потому что он и действительно су¬ществует таким, каким сознает себя. Однако действительная жизнь человека определяется не природой его личности, а приро¬дой его физического организма. Поэтому в мышлении человек не¬избежно вступает в замкнутый круг загадочных противоречий. Он сознает, что в пределах и условиях наличного мира он живет именно так, как только и можно ему жить по физической природе его и по данным условиям жизни, и в то же самое время он со¬знает, что эта единственно возможная для него жизнь не должна существовать, потому что она не соответствует его духовной при¬роде. Между тем та идеальная жизнь, которая бы соответствовала его духовной природе, не может быть достигнута им, потому что она противоречит природе и условиям его физической жизни. В сознании и переживании этих взаимных противоречий человек необходимо приходит к сознанию себя как загадки в мире.»
Я сейчас не хочу говорить о том, что и в каком смысле значит разлом между двумя этими миропониманиями. Одна мысль тревожит: мы с этим рождаемся – с возможностью или не возможностью насытиться посюсторонними желудями. И вот от неё – как-то неуютно…