свящ. Павел Адельгейм. НОВЫЙ УСТАВ РАЗРУШАЕТ СОБОРНОСТЬ



свящ. Павел Адельгейм
8 октября 2012 г.
 
НОВЫЙ УСТАВ РАЗРУШАЕТ СОБОРНОСТЬ

 
Разве могли апостолы вообразить, что Священный Синод в XXI веке введёт институт заложников и коллективную ответственность в Церкви Христовой? Приходы РПЦ МП, в которых все прихожане отстранены от управления приходом и юридически не существуют, принципиально отличаются от канонического устройства Церкви
о. ПавелПриходу необходима разумная организация приходской жизни. Структуру и устройство этой организации определяет Устав Прихода 1988-го, 1998-го, 2009-го годов. Эти уставы последовательно менялись, подчиняясь определённой тенденции. Вот изначальные принципы:
  1. Добровольная религиозная организация, созданная гражданами на основе учредительства (ст. 2,23 Устава).
  2. Обособленное имущество, которым приход сам отвечает по своим обязательствам (ст. 39 Устава).
  3. Приход может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 7 Устава).
  4. Приход осуществляет религиозную, административно-финансовую и хозяйственную деятельность на началах самофинансирования как юридическое лицо (ст. 2 Устава).
  5. Приход имеет органы управления — Приходское собрание, Приходской совет, Ревизионную комиссию, — структуру самоуправления. Устав подробно расписывает права этих органов приходской власти (ст.22-24 Устава).
Все пять пунктов выбраны из Устава прихода храма Святых Жен Мироносиц, принятого и зарегистрированного в 1999 г.
Самостоятельность как условие соборности
Это не означает духовную, административную и хозяйственную отделённость и отъединённость от епархии. Устав устанавливает подотчётность Прихода архиерею. Контроль над каждым приходом епархии со стороны епископа необходим и не вызывает возражений, поскольку контроль не лишает приход самостоятельности и позволяет осуществлять самоуправление. К сожалению, контроль над деятельностью епископ подменяет прямым управлением, лишая приход самостоятельности.
Самостоятельность гарантирует структурную и духовную целостность прихода. Приход не является куском, отломанным от епархии даже в административном отношении. Это самоуправляющаяся часть епархиальной структуры.
Самостоятельности прихода требует догматический принцип соборности, подразумевая свободу выражения мнения в Церкви, открывая действие Святого Духа в народе Божием, где каждый христианин является свободной личностью, бесценной для царства Божьего. Организация евхаристической общины осуществляет замысел о Церкви как едином организме Христовой жизни.
Самостоятельности прихода требует каноническая традиция. Каждая историческая Церковь пользуется определенной самостоятельностью, а приход есть малая церковь. Евангелие, Деяния и Послания святых апостолов акцентируют отнюдь не отношения подчинённости, напротив, принципы братолюбия, свободы, взаимного уважения христиан.
Любая человеческая деятельность предполагает инициативу и активность, обоснованные правом и ответственностью, которые называют самостоятельностью. Где нет прав, не может быть ответственности. Эти принципы неделимы, как две стороны одной монеты. Утрата этих принципов ведёт к злоупотреблениям, плоды которого отравляют современную церковь.
Община — местная церковь
Приход — «местную церковь» епископ распинает, когда отказывает признавать за ней полноту Тела Христова. Изначально Церковь на земле создавалась снизу, как малая община. «Местная церковь» всегда остаётся в основе церковного устройства.
Исторически церковь началась с Иерусалимской общины. Позднее местные церкви возникли в других городах. Они имели общение между собой, заботились друг о друге, но каждая из них была самостоятельна в своей литургической и хозяйственной жизни.
Апостол Павел посещает местные церкви, основанные им. Он обращается к ним и просит помощи для других общин, нуждающихся в самом необходимом. Для себя он ничего не требует и радуется, что своими руками зарабатывал потребное для жизни, не обременяя собственными нуждами общину, которую посетил. Он ничего не берёт из общины самовольно, уважая её независимость. Помощи для нуждающихся братьев он не требует. Он смиренно просит, уговаривает и поощряет к состраданию и пожертвованию, словно закладывая фундамент будущей самостоятельности прихода.
Позднее отдельные общины объединялись в епархии. Епархии объединялись в Поместную церковь.
Равноправие прихода и епархии
Именно так, снизу, из отдельных общин формирует структуру централизованной религиозной организации закон ФЗ-125 «О свободе совести и о религиозных объединениях». Юридическое равноправие епархии и прихода, (п. 1, ст. 4), несмотря на каноническое подчинение, отражает мистическое равенство местных церквей, каждая из которых обладает полнотой: целое равно части. Закон случайно выразил антиномичность церковной полноты, как епархии, так и прихода.
Узурпация власти архиереем
К сожалению, безличный аппарат церковной власти не хочет признать за местной религиозной организацией мистическую полноту Церкви, которая должна находить отражение во внешнем устройстве прихода, его административной и хозяйственной самостоятельности, ограниченной в разумных пределах властью епископа. Аппарат церковной власти из года в год вносит дополнения и изменения в Устав прихода, разрушая принципы гражданского закона ФЗ-125 и упраздняя самостоятельность местной религиозной общины. Патриархия выражает в новом уставе тенденцию растворить приход в епархии, подобно воде, не имеющей собственного цвета и запаха, которую выливают из бутылки в цистерну, смешивая с такой же бесцветной водой.
Новый устав 2009 года назначает епископа главой каждого прихода, а структуру прихода размывает, превращая в аморфную среду, способную принимать любые формы, согласно пожеланиям епископа.
Новый устав отвергает учреждение религиозной организации живыми человеческими личностями — свободными гражданами России. Согласно новому уставу местную церковь учреждает МП — безличный аппарат власти.
Новый устав отвергает добровольное объединение христиан в местную церковную общину: «Епархиальный архиерей единоличным решением вправе исключить всех (часть) членов из состава Приходского собрания и включить в его состав новых членов по собственному усмотрению» (Устав 2009, п. 7.3). Вместо свободы, отражающей в человеке, как в зеркале, образ Божий, устав РПЦ вводит тоталитарный уклад большевистского разлива.
Напрасно закон (ФЗ-125 п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 8) и Конституция ст. 30 предлагают свободным гражданам добровольно объединяться. Новый Устав РПЦ разгоняет народ Божий властью епископа, чтобы рабы пребывали в постоянном страхе перед Деспотом, который может без вины изгонять и наказывать.
Прихожане-заложники
Разве могли апостолы вообразить, что Священный Синод в XXI веке введёт институт заложников и коллективную ответственность в Церкви Христовой?
«В случае, если член Приходского собрания не исполняет хотя бы одну из обязанностей, предусмотренных пунктом 7.4 настоящего Устава, Епархиальный архиерей единоличным решением вправе исключить всех (часть) членов из состава Приходского собрания и включить в его состав новых членов по собственному усмотрению» (п. 7.3 Устава).
Это значит, что архиерей по своему усмотрению может укомплектовать каждый приход в соответствии со своими вкусами и представлениями, политическими и национальными пристрастиями, профессиональными и моральными требованиями к прихожанам. Нельзя забывать, что церковь — не партия и не клуб по интересам, не личное хозяйство епископа, а стадо Христово, за которое ему предстоит ответить в день Страшного Суда, как сказано в молитве хиротонии.
Требования п. 7.4 сформулированы в общих словах: «соблюдать канонические правила, присутствовать на заседаниях Приходского собрания, выполнять решения архиерея, настоятеля и Приходского собрания».
Такие требования допускают злоупотребления епископа своими полномочиями, которые были запрещены правилом Карфагенского собора (Карф., 16).
Бесправные
Грубым нарушением канонической традиции выглядит учинённый Уставом искусственный раскол прихода на прихожан и приходское собрание. Приходское собрание в Уставе 1918 года, в соответствии со здравым смыслом понималось как собрание всех прихожан прихода — народа Божия. Каждый прихожанин вносился в Книгу прихода и получал право голоса на собрании.
Устав Прихода РПЦ назвал Приходским собранием группу лиц из клириков и случайных мирян и объявил их высшим органом управления Прихода. Этих лиц никто не назначает и не избирает. Возможно, это креатуры настоятеля храма. Эти лица из себя самих «выбирают» приходской совет и ревизионную комиссию. Остальные сотни прихожан ни в чём не участвуют и прав не имеют.
Почему от имени прихожан действует группа лиц в качестве высшего органа управления, Устав не объясняет. Прихожан отлучили от участия в управлении приходом, не спросив согласия. Справедливости ради стоит уточнить, что фиктивный орган высшей приходской власти имеет мнимые права. Процессы в Суде общей юрисдикции, которые были инициированы Приходом святых Жен Мироносиц в 2008 и 2012 годах выявили их бесправие и бессилие перед самоуправством вертикали церковной власти.Последнее время членов приходского собрания именуют должностными лицами, не подтвердив нормативным документом их положение.
Устав разрушает догмат
Устав должен описать каноническим языком «как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1 Тим 3:15). Язык церковных канонов хранит многовековое предание, каждый раз, по-новому раскрывая образ Церкви в конкретных исторических условиях.
Приход имеет литургическую природу и являет, подобно иконе, богочеловеческую сущность Церкви. Канонический идеал прихода выражает евхаристическая община христиан, состоящая из клира и мирян под управлением епископа. Евхаристическое собрание рождается из екклезиологического лона для осуществления сотериологической задачи: «Я пришёл не судить мир, но спасти мир» (Ин 12:47).«Верую… во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь». Из апостольства Церкви, согретое Духом Святым, вырастает соборное единство, основанное на любви и свободе. И это означает соборность Церкви.«Огонь пришёл Я воврещи на землю, и как хотел бы, чтобы он возгорелся»! — говорит Христос. Бюрократическая структура гасит огонь преображённой жизни во Христе, стирая личное начало и замешивая, словно зерно, в общую кашу.
Закон ФЗ-125 сформировал условия, допускающие создание литургической общины, но в горниле РПЦ МП выплавилась структура, исказившая канонический уклад. Какие основания считать этот Устав христианским? Устав не знает слов: «Бог» и «человек»; «христианин» и «спасение»; «благодать» и «свобода»; «любовь» и «личность»… Этих слов нет в документе, изложившим канцелярским языком задачи сомнительного богословского и канонического смысла.
Ручное управление
Из «добровольного объединения граждан» Устав организовал религиозную организацию на неканонической основе. Приход имитирует общину, в которой народ Божий лишён прав, голоса и собственности, управляемую вертикалью власти на принципах насилия, корысти и страха.
Евхаристическая община на таких принципах не живёт. Устав описывает безличную структуру, в которой личность заменили функции и должности.
Добровольное объединение отменено. Епископ объединяет своей волей… кого захочет. Учредительство местной религиозной организации захватил епископ. Самоуправление прихода заменилось ручным управлением епископа. Имущество отнято у прихода, отдано в собственность РПЦ и в оперативное управление епископу.
Формально приход сохраняет юридическое лицо, но права юридического лица у него отняты. Обжалование архиерейских злоупотреблений запрещено Уставом и практически невозможно.
Возглавление прихода архиереем направляет все денежные потоки в одно епархиальное русло. В этом его смысл. Распределение благ сосредоточено в руках епископа. Устав воплотил идеи Рэя Бредбери из книги «451º по Фаренгейту».
«Добровольное объединение граждан» подменено насилием над личной свободой и никого не объединяет. Община расколота, её члены разъединены.
В парализованном теле прихода жизнь теплится не благодаря, а вопреки наручникам вертикали церковной власти, сковавшей приход. Паралич прихода пока не смерть. Но путь к смерти.
Если РПЦ МП не знает как правильно организовать приходскую жизнь, стоит обратиться к Приходскому Уставу 20.04.1918 г., который отразил в устройстве прихода древние традиции Христовой Церкви:
ст. 1 Приходом в Православной Церкви называется общество православных христиан из клира и мирян, пребывающих на определённой местности и объединённых при храме под управлением Архиерея и руководством настоятеля;
ст. 2 Назначение прихода: объединённые верой во Христа, молитвами, таинствами, христианским вероучением и церковной дисциплиной, христиане содействуют друг другу в спасении;
ст. 7 Приходской храм и приход являются юридическими лицами;
ст. 15 Избрание и назначение священника и церковнослужителей принадлежит Архиерею, который принимает во внимание кандидатов Приходского собрания;
ст. 16 Члены причта перемещаются и увольняются только по суду или собственному желанию;
ст. 20 Прихожанами признаются все православные в пределах прихода;
ст. 22 Все прихожане с их семействами, живущие в пределах прихода, вносятся в приходскую книгу: фамилия, имя, отчество, звание, род занятий, дата рождения, крещения, исповеди и Причастия, брака, смерти;
ст. 27 Управление приходом совершается под руководством Архиерея, настоятелем совместно с причтом при участии прихожан;
ст. 44 Право участия в Приходском собрании с решающим голосом имеют все члены причта и прихожане, достигшие 25 лет и занесённые в приходскую книгу;
ст. 45 Приходское собрание может лишить права участия лиц, нарушающих благочиние в храме и восстановить, если покаются;
ст. 50 Приходское собрание действительно при участии 1/10 прихожан. Для выборов и денежных дел требуется не меньше половины прихожан.
Следует отметить участие всех прихожан в управлении делами прихода. При подчинении архиерею, настоятелю и дисциплине, прихожане самостоятельно решали приходские дела. Так осуществлялась важнейшая задача церковной жизни, запечатлённая в Символе Веры: СОБОРНОСТЬ или духовное единство общины во Христе. «Верую во единую святую, соборную и апостольскую Церковь». Принципиально отличаются от канонического устройства приходы РПЦ МП, в которых все прихожане отстранены от управления приходом и юридически не существуют.
Устав 2009 года признал Приходское собрание «органом власти». Секретарь Общецерковного суда РПЦ епископ Брянский Александр Агриков, ссылаясь на Юридическую службу РПЦ МП, сообщает, что «члены Приходского собрания относятся к числу мирян, состоящих на церковных должностях» (письме № 51 от 16.04.12 г.). Народ Божий вытесняется из Устава РПЦ.
Понятия «прихожан» и «христиан» заменили «граждане». В «десятке» состоят священники и граждане, которые не избираются и не назначаются. Откуда берутся, Устав не уточняет. Собрание из сотен прихожан, которые лишены прав и голоса, не признано юридически, подменено «десяткой» граждан, которым даны права, оказывающиеся на практике мнимыми. Если Архиерей захочет, может их выгнать и заменить «единоличным решением по собственному усмотрению» (Устав, ст. 7,3).
Приходское собрание РПЦ не является «органом власти». Его члены существуют в подвешенном состоянии, не принимают решений, имитируя соборное устройство прихода. Если решения принимаются единогласно по указанию архиерея, значит, собрание имеет мнимые права.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.