О РАЗРУШЕНИИ ПАЛАТОЧНОГО ХРАМА В КИЕВЕ

О РАЗРУШЕНИИ ПАЛАТОЧНОГО ХРАМА В КИЕВЕ
 
Униато-раскольничьи сайты с плохо скрываемым злорадством и совершенно нескрываемым восторгом сообщили о сносе палаточного храма во имя Александра Невского в Киеве у Верховной Рады, который назван оплотом так досаждавшего им «политического православия». Не спасли таблички, напоминавшие правоохранителям, что палатки храма – имущество парламентариев от КПУ и Партии регионов, чья коалиция ныне правит в стране. Милиция и «Беркут» разогнали верующих, развалили палаточные конструкции, погрузили иконы, вещи, продукты, мусор на самосвалы и вывезли. Откуда-то, в 5 часов утра, появилась и газонокосилка, подровнявшая траву на месте снесенного храма. С глаз долой, из сердца вон.
 


Загрузить увеличенное изображение. 480 x 333 px. Размер файла 100363 b.Загрузить увеличенное изображение. 480 x 333 px. Размер файла 100363 b.  
Беспристрастная видеосъемка запечатлела и захват защитников храма. Десятка три верующих стоят на коленях у креста, шеф " беркутовцев " тычет пальцем на спины некоторых молящихся, что помоложе, в том числе и на председателя Союза православных братств Украины врача-реаниматолога Валентина Лукияника. " Красные береты " сгребают их и за руки и ноги волокут к стоящему на площади у Верховной Рады воронку, который почему-либо был оранжевого цвета. Дотащили одного Лукияника. Врач наотрез отказался помогать с правоохранительными органами в деле его транспортировки – передвигаться на личных ногах, поэтому его положили на землю у дверей кара. Здесь случилась загвоздка: для крепышей-беркутовцев ношение мужчины не было неувязкой, однако внутри воронка оказались два хлипеньких милиционера, какие не то, чтобы занести во внутрь машины лежачего человека, а и приподнять его не могли. Пришлось " Беркуту " опять выручать Родину, и Лукияника они действительно затащили в салон.
Однако заминкой воспользовались богомольцы: одни встали с иконами на колени перед воронком, остальные, перекрестившись, легли под передние и задние колеса. Вытягивать десяток старух из-под машинки и складировать их беркутовцы не решились, а потому пошли на военную апрош. Подогнали другую машину, в нее перетащили Валентина Лукияника, быстренько отвезли в Печерский РОВД, где его выгрузили на асфальт во внутреннем дворе. Оказалось, что у принимающей стороны пересменка, а привозившая бригада не вполне понимала кого и за что она сюда доставила. После полуторачасовых дебатов собрались перенести лежачего Лукияника за пределы РОВД и положить где-то на обочине пути. Потом решили, что этого делать нельзя: внезапно он встанет, возвратится к Верховной Раде, попадет на глаза руководству – и всему райотделу холку натрут. Стали оформлять протокол, поместив арестанта в одиночную камеру предварительного задержания. Он провел в ней цельные сутки, поразив дежурных надзирателей пением Пасхального канона: они не могли уверовать, что человек может знать его наизусть и исполнять в одиночестве.

На последующий день суд освободил председателя Союза православных братств Украины, оштрафовав на 65 гривен и день ареста постфактум за неповиновение правоохранителям. После избавления Валентин Борисович отметил возросшую культуру нашей милиции в разгонах протестных акций: не покалечили, даже одежд не разорвали. Ему есть с чем сравнивать.

Возглавляемая В. Лукияником организация была сотворена еще при СССР. После принятия в 1990 году Закона о воле совести, открывшего эпоху религиозной свободы, конкретно Союз православных братств занялся организацией православных приходов и инициированием возвращения им экспроприированного церковного богатства. Его радением в столице было основано более 20 общин, посреди них приходы, ставшие монастырями, — Ионинский, Введенский, Китаева монастырь, Голосеевский, Выдубицкий, Феодосиевский( последние два со временем завладели филаретовцы), а также Кирилловская церковь, Трапезный церковь Киево-Печерской Лавры и др. После регистрации братство добивалось от властей разрешения на службы, а потом и возвращения храмов Церкви. Каждая пядь церковной принадлежности отбивалась у государства или у коммерческих структур годами — стояниями, воззваниями, конфликтами с милицией, которая, как верховодило, пыталась разогнать протестующих. За двадцать лет члены братства устарели, что дает повод злопыхателям именовать его " старушечьим ", но стойкости им не брать. Люди бедные, с маленькими подвигами во имя веры и истины. Среди защитников храма у Верховной Рады увидел сухонькую старушку, которую еще в 1992 году свежерасстриженный в прошлом митрополит Филарет( Денисенко) приказал закрыть в подвале Владимирского храма, поскольку боялся, что она вместе с другой сотрудницей передаст ключи и впустит в кафедральный храм новоизбранного Блаженнейшего Митрополита Владимира. Они, действительно, собирались это изготовить. Их продержали в подвале трое суток. Молились за Блаженнейшего и напевали акафисты. Столько лет прошло, а бабушка в строю!

Братство брало под опеку протоиерея Олега Сирко и его общину из села Рохманов Тернопольской области в 2005 году, когда униатские власти области отобрали у них церковь. В Галиции имеется большой опыт по " зачистке " православия, но этот вариант стал резонансным, потому что Рохманов – это уже православная Волынь. Да и со пор тотальных погромов прошло полтора десятилетия. Тем не наименее выдавливание православия продолжается. Отец Олег во время оранжевой революции отказался помогать оранжевых, что местной властью было воспринято как вызов. Он не поддавался ни уговорам, ни угрозам, тогда власть организовала параллельную раскольничью филаретовскую общину и востребовала передать ей храм. Униаты считают филаретовство промежным этапом на пути обращения православных в унию: в расколе они питаются ненавистью к Русской Православной Церкви, и уже через пару лет по злобности филаретовца от униата не отличишь. Поэтому во всех галицких областях униатам их храмы переданы в собственность, а филаретовцам и автокефалистам только в пользование. Чтобы не прикипали.

Православная община Рохманова отказалась и перебегать в раскол, и раскольников пускать в свой храм, на что имела все законные основания. Тогда районные власти отправили милицейские подразделения, которые захватили храм, вышвырнув из него общину и священника. Последнего в возмездие даже посадили на цепь на целый день. Отец Олег – здешний житель, депутат райсовета, выпускник Ленинградской духовной академии, человек интеллигентный, семейный и авторитетный. Но даже это не остановило насилие, где же представителю " столичной церкви " сидеть, как не на цепи, на глазах собственной супруги, детей, родственников и односельчан?

Община начала находить защиту, законность, правду, обивать пороги, афишировать голодовки. Нельзя сказать, что все было впустую: и районная, и областная прокуратура в следствии очевидного и вопиющего нарушения законности опротестовала деяния районных и областных властей, но эти протесты никто не намеревался выполнять. После голодовки, которая продолжалась практически два месяца, протоирей Олег Сирко был госпитализирован с истощением и микроинсультом. Несколько месяцев лечился в Киеве, а когда выписался из больницы, пошел к Верховной Раде находить законности и правды, стоял с общиной в бессрочном пикете у ограды. Здесь их и встретили братчики, какие дали палатку, помогли пробиться к уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой, в столичные судебные инстанции. Откликнулись и парламентарии от КПУ и Партии регионов, так у Верховной Рады возник палаточный храм, который стал напоминанием законодателям о беззакониях властей по отношению к Православной Церкви. Чтобы помочь верующих в их стоянии за свои права храм навещал и молился в нем Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир.

К середине 2007 года общиной были пройдены уже высшие судебные инстанции страны. Высший Арбитражный суд Украины вынес приговор о возвращении ей храма в родном Рохманове. Но опять же никто не намеревался выполнять судебные решения. На Троицу община и содружество решили провести праздничную службу в отсуженном храме. Для этого, собрав членов братства из главного города и регионов, человек двадцать, прибыли в к храму, до уведомив местную власть и правоохранительные органы района и области. Законопослушная администрация, как водиться, подтянула к храму ОМОН с собаками, который шибко побил и выдворил общину и братство. Лукияник возвратился в Киев в синяках, ссадинах и с перебитой переносицей. Их желали потравить и собаками, но животные отказались выполнять беззаконные приказы милиционеров, на что председатель братств не преминул сориентировать правоохранителям. Выполнив свою миссию( сорвав богомолье и побив верующих) ОМОН удалился, правда, Лукияник успел грозить им, что все беззаконие было запечатлено на видеокамеру, и он пойдет в Генеральную прокуратуру. И произнес напрасно. Когда до милицейского начальства это дошло, оно безотлагательно развернуло ОМОН, отдав приказ задержать братчиков. Омоновцы огласили себя пострадавшими( о чем написали заявления), поскольку были свирепо побиты и покалечены православными старухами. Однако завладели трех богомольцев помоложе. Старухи опять ложились под колеса воронков, но арестантов таки отвезли в РОВД. И начался торг: вы нам отдаете видеоматериалы и не пишите заявлений, мы – отдаваем задержанных, иначе сгноим их в СИЗО. Сделка была отвергнута, содружество по рахмановскому избиению проводило в столице пресс-конференции, обращалась к правоохранителям, но никто не реагировал. Задержанные же провели по три месяца в Тернопольской тюрьме, одному даже отдали условный срок за избиение тернопольского ОМОНА. Фемида, но!

Лопнуло терпение у Верховной Рады. Впервые за всю историю Украины по требованию оппозиции была сотворена специальная парламентская комиссия по расследованию нарушений прав верующих, куда вошли представители всех фракций. По результатам работы комиссии рейхсрат принял постановление, в котором отмечены грубые повреждение прав православных верующих в Тернополе. Верховная Рада советовала президенту строго наказать губернатора и районную администрация, допустивших попрание законов державы в Рохманове, притянуть виновных к ответственности, исполнить решение судов о возвращении православной общине храма и богатства. За постановления проголосовала все фракция Партии регионов в наполненном составе. Виктор Ющенко, гарант Конституции, и пальцем не пошевелил, чтоб выполнить рекомендации законодателей. Куда не кинь – везде клин.

Естественно, Союз православных братств Украины очень негативно относился к Виктору Ющенко, его политике и ко всей оранжевой власти в целом. Власть, околовластные и провластые структуры выплачивали братству той же монетой. Мало кто не шельмовал их за архаичность( выступают супротив ИНН, чтят царя-мученика), упертость, политизацию( выступают супротив НАТО). Особенно раздражала поддержка братствами Виктора Януковича, которого те еще в 2004 году огласили " православным кандидатом " и " православным президентом ". Оппоненты достигнули своего: в 2008 голу Священный Синод УПЦ осудил политическую активность братств и снял с них благословение. Для защитников Православной Церкви с 18-летним стажем это был тяжелейший удар. Так что братства три года обратно пострадали из-за поддержки Виктора Януковича, сейчас – от него самого. Кстати, Виктор Ющенко не решался разрушать палаточный храм, хотя он свидетельствовал о беззакониях конкретно его правления.

Очевидно, снос палаточного храма на другом году президентства Виктора Януковича имеет общественно-политический подтекст. Без света, с печным отоплением на дровах, в тесноте и обиде, со службами, как в катакомбах, он не вписывался в желаемую еврореспектабельность и при новой власти, был бельмом в глазу. Полтора года с сиим мирились. Президенту и всему правительству было проще трусливо, по-страусиному, засунуть голову в песок, не припоминать, не видеть, а главное – не отвечать за порожняк предвыборных обязательств по статусу русского языка, о торжестве правопорядка, законности и верности. Но время летит неумолимо, и уже пора бы обнаружить в себе знаменитое горняцкое мужество, повернуться к своему избирателю-электорату каким-то иным местом, по крайней мере, вынуть из песка голову. Но, судя по всему, выбран иной путь, опять же – наименьшего сопротивления. Конечно, проще снести палаточный храм и разгонять православных старух в Киеве, чем усмирять беззакония оранжевых беспредельщиков в Тернополе или выполнять решения судов о возвращении УПЦ кафедральных храмов в Луцке и Ровно, захваченных раскольниками. А ведь на очереди еще и обещанная реституция церковной принадлежности, возвращение законному владельцу экспроприированных православных храмов в столице и регионах, окружающих в руках государственных, коммерческих и раскольничьих паразитических структур. Ой, воя-то сколь будет!
 
Но вера без дел мертва. И если власть, действительно, решилась строить демократическое правовое государство, она должна находить в себе мужество не только стоять на стороне правды и законности, но и утверждать их везде и всюду. В противном случае, Партии регионов стоит выбрать страуса (по крайней мере – постоянно видимую его часть) своим официальным символом, ибо он соответствует партии и по духу, и по делу.

Василий Анисимов
 
 

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.