ВОЗМОЖНО ЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ ЕРЕТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ?

ВОЗМОЖНО ЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ ЕРЕТИЧЕСКИХ СООБЩЕСТВ?
Священник Петр Андриевский

1 октября 2012 г.Источник: Благодатный огонь

30 сентября 2012 года на 59-м году жизни отошел ко Господу протоиерей Петр Андриевский, клирик Минской епархии. В память о почившем мы приводим статью о. Петра, напечатанную в 8-м номере журнала «Благодатный огонь».


 
Продолжающиеся уже несколько десятков лет богословские собеседования с католиками, англиканами, монофизитами и иными еретиками имеют основанием своим и целью конкретно возвращение еретиков в лоно Церкви. Достижения данных " диалогов " невелики. Однако не правы те, кто обвиняет Русскую Православную Церковь, участвующую, как это ни грустно, в экуменическом движении, в безблагодатности, кто внушает православным людям мысль о невозможности спасения в Церкви, члены которой участвуют в экуменическом движении, побуждая тем самым к отделению от нее. Хотя следует признать, что роль представителей нашей Церкви на экуменических сборищах вызывает большое смущение и соблазн у православных верующих.

Экуменизм или экуменическое перемещение не является учением, чтобы ему быть истинным или неправильным; это движение может быть только вредным, и не наиболее того.

Участвовать в этом движении или устраниться от него — улаживать епископату Церкви, которому Христос вверил управление Церковью. Известно, что некие Православные Церкви вышли из Всемирного Совета Церквей. Причина выхода — ненужность богословских диалогов с еретиками. Однако, прекратив родное участие в экуменическом движении, эти Церкви не прервали евхаристическое общение с теми Православными Церквами, какие в движении этом остались. Блаженной памяти Патриарх Иерусалимский Диодор, в прошлом в последнее время одним из столпов Православия, в собственном заявлении о выходе Иерусалимской Церкви из экуменического движения не кинул даже тени сомнения на возможность участия остальных Православных Церквей в экуменическом движении. Патриарх Диодор указал лишь на невозможность Иерусалимской Церкви участвовать в движении, так как, кроме бесполезности продолжения богословских диалогов, эти диалоги были вредоносны для иерусалимской паствы, ибо " заблудшие братья " использовали их как ширму для прозелитизма на иерусалимской земле.

Богословские диалоги с еретиками нисколечко не лишают благодати Церковь — этот столп и предложение истины( 1 Тим. 3, 15). Нам же, очевидно, важно знать, что требуется от такого или иного еретического сообщества, чтобы Церковь могла взять его в евхаристическое общение. К сожалению, на этот счет у неких православных христиан имеются ложные мнения. В качестве образца можно привести такое мнение, высказанное на собрании в одной из епархий нашей Церкви. На собрании наравне с православными священнослужителями и мирянами присутствовали также и католики. И тут со стороны православных участников собрания были выдвинуты те условия, принятие которых нужно, по их мнению, для евхаристического общения с католиками: " Если они желают воссоединения, мы — пожалуйста! С распростертыми руками их принимаем: примите все наши догматы — и все! Но они почему-либо постоянно отстраняют эти догматы… Нельзя совместить кафоличество и католичество, не устранив догматические препятствия. Если они согласны с нами смешаться, пускай примут правую веру "( Русь Православная. 1999. № 4/ 22/). Очевидно, что это ограничение необходимое, но не достаточное.

Мнение, что с еретиками нас разъединяет лишь вероучение, только догматы, весьма распространено, в особенности у " ревнителей не по разуму ", объединяющихся вокруг таких изданий, как " Русь правоверная " и " Православие или смерть! ". Может быть, распространению этого заблуждения содействуют сами богословские диалоги, наименование их богословскими. У неких христиан могло сложиться мнение, что разъединяет еретиков с нами конкретно богословие, что если еретики примут правые догматы, то мы их можем взять уже с распростертыми объятиями, можем слиться с ними. Но это не так. Нас разделяют не только догматы.

Представим себе, что какое-либо еретическое общество, к примеру, католическое, объявляет об отказе от своих неправильных догматов. Как будто бы тогда должны исчезнуть все препятствия для принятия католиков в Церковь. И вот тут Православие подстерегает самая большая опасность. Ведь нынешний католицизм — это не тот католицизм, который в 1054 году откололся от Православия. За тыщу лет своего бытия вне Церкви Христовой, вне просвещающей благодати Божией человечьими мудрованиями и бесовскими внушениями католицизм совершенно исказил в себе христианские истока. Что даст формальный отказ от ложных догматов, ежели эти догматы живут в сочинениях католических богословов, причисленных церковной церковью к лику святых? Если этими догматами следовали в своей жизни тысячи католических " святых ", что наложило, в частности, незабываемый отпечаток на католическую мистику? Вместе с современными католиками, также, впрочем, обремененными еретическими заблуждениями, в Православную Церковь неразличимо войдет гвардия Ватикана: Фома Аквинский, неведомый Лойола, Франциск Ассизский, великая и малая Терезы, Фома Кемпийский, Николай Креста и остальные. Войдут те, о которых писал святитель Игнатий Брянчанинов собственному духовному чаду: " Не играйте вашим спасением, не играйтесь. Иначе будете вечно плакать! Займитесь чтением Нового Завета и Святых Отцов Православной Церкви, но никак не Терезы, не Франциска и прочих западных сумасшедших, которых их еретическая “церковь” выдает за непорочных "( Собрание писем. М., 1995. С. 396). Православным " святым " внезапно станет известный своей жестокостью к православным исповедникам Иоасаф Кунцевич. В 1623 году Иоасаф Кунцевич отдал приказ раскапывать могилы православных и бросать их останки псам. Последним преступлением Кунцевича был приказ убить православного священника, не пожелавшего отказаться от своей веры.

Соединившись с католиками, прельстившись их формальным отрицанием от ложных догматов, православные окажутся в роли старых троянцев, втащивших в свой огражденный от внешнего врага город коня с находящимися внутри вражескими бойцами. Православные, так же, как и троянцы, могут чувствовать себя даже фаворитами. Еще бы! Католики принимают наши догматы! Но, втащив жеребца в свой город, троянцы уже не были в безопасности. Если православные воспримут в евхаристическое общение католиков вместе с их накопленным за тысячелетие " имуществом ", то есть с преданием католической церкви: " житиями " и сочинениями лжесвятых, решениями лжевселенских храмов, папскими энцикликами, с искаженной мистикой латинских " непорочных ", находившихся в прелести, то в одночасье распространившиеся среди православных эти " жития ", эта магия и эти сочинения разрушат Православие. Нельзя думать, что, соединившись с католиками, объединив Предание Церкви с католическим преданием, Православие окажет благотворное воздействия на весь католицизм, который со временем откажется от только ложного. Как справедливо пишет диакон Алексий Бекорюков, " разрешено ли с легкостью отказаться от той молитвенной практики, тех методов духовной жизни и аскезы, какие были накоплены в течение многих веков, несколькими десятками поколений? Это — внутреннее и, ежели угодно, уже ставшее врожденным, потому-то и оставить его, поменять раз и навсегда, внезапно начать жить по-другому – дело нереальное и невозможное "( Благодатный Огонь. 2001. № 7. С. 30).

Если православные с распростертыми объятиями воспримут католиков вместе с их ложным преданием, то католицизм прирастет Православием, но не напротив. Нельзя соединить творения свят. Григория Паламы, преп. Симеона Нового Богослова, свят. Игнатия Брянчанинова с сочинениями Фомы Аквинского, Франциска Ассизского, Терезы Авильской, невозможно соединить истину с ложью. Из логики известно, что даже одно неправильное суждение, вкравшееся в ход рассуждения, делает ложным конечный вывод. Католики, обремененные тысячелетней ложной традицией, не встанут вдруг православными, а вот Православию вместе с воссоединенной церковной гвардией Ватикана, вошедшей в ограду Церкви, станет нанесен огромный урон.

В отношении еретических сообществ стиль вообще не может вестись о соединении с ними, а лишь о принятии их в лоно Церкви. И это принятие может распространяться лишь на еретиков, которые будут жить на земле во время возвращения их в лоно Церкви, а совсем не на тех, которые умерли вне Церкви: не может распространяться на раньше канонизированных католических и прочих лжесвятых.

Апостол Павел строчит в отношении Израиля: хотя бы сыны Израиля были числом, как песок мореходный, только остаток спасется( Рим. 9, 27). Остаток, который воспримет Христа и войдет в спасительную ограду Православной Церкви. Все иудеи, какие умерли вне Церкви, не входят в этот спасительный огарок. Также и в отношении еретических сообществ речь может быть только об остатке, а вовсе не о тех, которые умерли, враждуя супротив Церкви. Пониманием этого должны проникнуться православные экуменисты, водящие богословские диалоги с еретиками. Они должны донести до соучастников диалогов со стороны тех или иных еретических сообществ, что зайти в спасительную ограду Церкви они могут только при условии безукоризненного оставления ими всего " церковного " предания, накопленного у них за время бытия вне Церкви. Это дотрагивается не только католиков, монофизитов, но и всех протестантских новообразований, у всякого из которых имеется свое предание. Даже сектанты управляются в своей духовной жизни вовсе не одной Библией, но " Руководством к Библии ", книжками, написанными основателями сект, видными проповедниками. И уважают сектанты своих отшедших в мир иной лидеров никоим образом не меньше, чем православные — Отцов Церкви.

Возможно ли возвращение еретических сообществ в Церковь? Через богословские диалоги — нет. Остаток Израиля, как понятно, будет обращен к Церкви сошедшими с неба пророками Енохом и Илией, то имеется сверхъестественным образом.

Обратить к истине целые еретические общества через диалоги — дело невозможное. Вспомним, с каким энтузиазмом направились православные греки на Собор в Италию в 1437 году. Тогда даже самому св. Марку Ефесскому казалось, что ежели католикам привести ясные и недвусмысленные слова Отцов Церкви по спорным вопросцам — они оставят свои ложные догматы. Однако св. Марка ждало горькое разочарование: латиняне нисколько не поколебались словами правды и остались при всех своих заблуждениях. Через богословские диалоги может быть возращение в Церковь не целых еретических сообществ, а лишь отдельных их членов. Такое случается в действительности, когда под действием просвещающей благодати Божией отдельные члены еретических сообществ оставляют заблуждения и практически полностью принимают Православие. Но чтобы через богословские диалоги цельные еретические сообщества, например, католичество, монофизитство, оставив все свои заблуждения, возвратились в лоно Церкви, — совсем невозможно.

Через богословские диалоги еретические общества если и войдут в Церковь, то только со всеми своими заблуждениями или оставив их отчасти. Войдут для того, чтобы поразить этими заблуждениями всю Церковь, повредить ее изнутри. Вспомним недавний случай с так называемым Шамбезийским соглашением 1982 года, актом, подписанным православными и монофизитскими экуменистами. В нем монофизитство, уважительно именуемое " Древними Восточными Церквами "( несторианство, кстати, еще древнее и тоже имеет восточное происхождение), не оставило ни 1-го из своих заблуждений, в то же время православным предлагалось перетряхнуть решения iv и последующих Вселенских Соборов и снять с монофизитских ересиархов анафемы, которыми Отцы Соборов поразили их. Понятно, что такое предписание не могло найти в православном мире никакого сочувствия. Предложение сбросить анафемы с ересиархов является главным препятствием для вхождения монофизитских еретических сообществ в Церковь со своими заблуждениями.

Большей перспективой владеет проект объединения православных с католиками, который в данный момент, в xxi веке, становится составной частью процесса глобализации и поощряется, в частности, господствами США, считающими себя хозяевами всего мира.

Формально католические лжесвятые, в различие от монофизитских, не преданы анафеме Вселенскими Соборами, так как жили гораздо позднее. Хотя от этого католики не прекращают оставаться еретиками. Современные филокатолики и обновленцы, вроде " ученого " игумена Иннокентия( Павлова), обожают подчеркивать, что раз ни один Вселенский Собор не осудил католиков как еретиков, то ни о какой-никакой ереси и речи быть не может. Следует освежить память таким горе-богословам, что далеко не все ереси, которые существовали до 1 Вселенского Собора, потом были преданы анафеме Вселенскими Соборами. Однако от этого они и поныне не перестают оставаться ересями( манихейство, докетизм, монтанизм, саввелианство, антитринитарии, евиониты, маркиониты и почти все другие).

При объединении с католиками от православных может не понадобиться никаких жертв, напротив, отказ от ложных догматов может существовать со стороны католиков. Так что троянский вариант, когда католики, казенно отказавшись от некоторых или даже всех своих неправильных догматов, войдут в Церковь со всем своим неправильным преданием и лжесвятыми, вполне реален. Впрочем, католикам не необходимо даже отказываться от всех своих ложных догматов. Достаточно отрешиться только от " филиокве " и папской непогрешимости, к чему Ватикан, из-за своих прозелитических проектов, может быть готов, и православные экуменисты раструбят об этом как о наибольшем акте любви и примирения. Увы, для многих православных христиан, привыкших полагать, что разделяют нас с католиками только догматы, тогда станет казаться, что тем самым устранены все препятствия для евхаристического общения. Тогда автоматом признанные в качестве " православных святых " Франциски, Терезы и им же несть числа слуги Ватикана окажут родное губительное воздействие на души православных христиан. Чтобы этого не приключилось, православным христианам уже сейчас следует осознать, что нас с еретиками делят не только догматы, но и все их ложное предание, накопленное ими за почти все столетия бытия вне Церкви Христовой.
 

Священник Петр Андриевский
 Приведем одно откровенное высказывание из приложения к парижской газете «Русская мысль»: «По мнению американцев, Россия представляет собой одну из величайших угроз для безопасности США, поэтому главная задача заключается в снижении этой угрозы. Американская внешняя политика может достигнуть своей цели, способствуя переменам в России: окончательному отказу от единого мировоззрения и движению к плюралистическому обществу. У русских сильно чувство национального самосознания, и русская политика всегда определялась некоторой единой идеологией. Русские религиозные традиции также ведут к укреплению национального чувства. По мнению американцев, все эти особенности способствуют сплочению русских против Америки, которое можно предотвратить, поощряя плюрализм во всех областях человеческой жизни, прежде всего в идеологической и религиозной. Таким образом, Америка заинтересована в укреплении и росте в России нерусских религий и философий, в том числе католицизма, который является мощной международной силой» (Федор Штаркман. Католическая Церковь на русской канонической территории // Церковно-общественный вестник. 1996. № 2).

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.