Изобретение сионских мудрецов или что такое ДЬЯВОЛЮЦИЯ?

чаромутие чужебесие чужеземцыВ настоящее время существует множество научных и околонаучных неологизмов. По прошествии времени они, наконец, занимают свое законное место в справочнике или википедии.

Например, девальвация. Инфляция. Революция. Эволюция. и т.д.

Даже есть такое: деволюция. Что это? Сам в первый раз слышу! Помню, была эволюция. Вот что-то новенькое!

Придется заглянуть в словарик неологизмов, и ознакомиться с этим новоязом.

Но одно понятие не нашло там еще своего места.

Есть предложение внести его в этот перечень.

Это понятие было изобретено мною в темную-темную ночь, когда в голове прыгали обрывки слов и понятий, после еще одного дня,  проведенного в интернете. Все впрямь как у поэта, которого безпокоят музы и комары. И мешают ему спать. 

Интернет, как известо, такая свалка, куда сливается весь информационный хлам, поток мусора. Попадается, правда, среди всего и что-то ценное, достойное. Например, чья-то диссертация, Которую можно взять и присвоить себе. И получить докторскую степень.

Многие студенты не брезгуют плагиатом. Такое время нынче. Что поделаешь?

Это еще одно зло, навязанное нам информационными технологиями.

Быстрый доступ к информации, даже если она непроверена, и не стоит ей доверять. Все сгодится. Главное, сиюминутный успех.

Хорошо, если есть такие люди, которые думают своими мозгами. Но есть также люди, думающие чужими мозгами. Такие стекаются на Болотные площади, и наводят беспорядки в обществе. Как правило, потом государство становится чье-нибудь колонией. Проходили, знаем. 

Деградация в эволюции человека от низшего к высшему классу, или «дьяволюция», истоком своим имеет такое понятие как «чужебесие» в самом широком смысле этого слова.

ЧУЖЕБЕСИЕ есть 

низкопоклонство перед всем иностранным. Понятие это в первый раз использовано славянским ученым и писателем Юрием Крижаничем, который писал, что " ничего не может быть более гибельным для страны и народа, ежели пренебрежение своими благими порядками, обычаями, законами, языком и присвоение посторонних порядков и чужого языка и желание стать другим народом ". Главной угрозой для любого государства, считал он, является " чужебесие " — " бешеная влюбленность к чужим вещам и народам и чрезмерное доверие к чужеземцам ". Живший еще до эры петровских преобразований, Крижанич справедливо подметил эту роковую изюминка общественной жизни Руси xvii в., ставшую впоследствии одной из основных причин разрушения русской цивилизации.

Эпизодически с xiv—xvii вв., нарастая в xviii и получая угрожающий характер в xix в., рядом с традиционной народной культурой, народными основами жизни и хозяйствования появляется идущее сверху движение за их отрицание, которое мы назовем парадигмой чужебесия. Сначала незначимая, а затем преобладающая часть высшего правящего слоя и дворянства России затевает предпочитать народным основам жизни заимствованные преимущественно из Западной Европы формы и представления.

Первые популярные случаи связаны с попытками проникновения в Россию католической церкви. С легкой руки церковных иерархов, потерпевших в России xv в. крушение надежд на господство, формируются мифы о безнадежной темноте и невежестве русских, сыгравшие свою роль в становлении верховодящего класса западнорусских земель, находившихся тогда под литовско-польской оккупацией. Отрицание народной культуры, как явление обширно проявившееся со 2-й пол. xvii в., неверно и несправедливо связывалось с именем Петра I (ибо дело Петра носило всенародный характер). Но деяния Петра стали своего рода отправным моментом, с которого интенсифицировались все народные и антинародные процессы российского общества.

" С Петра i, — писал видный русский социолог П. Л. Лавров, — столичное служивое сословие преобразовалось в чиновничество по внешнему европейскому эталону, но без европейского содержания… Для русского крестьянства этот служивый класс столичного царства и петербургского императорства все решительнее закрывался с дальнейшим ходом летописи. Крестьянство было все более закрепощено и при отсутствии возможности политического развития принуждено было все тщательнее предохранять в себе традиции сельского мира и сельской громады, традиции артельной солидарности как единственное лекарство отстоять, хотя бы в некоторой мере, свое экономическое материальное благополучие. Крестьянство все более отделялось от господствующего класса не только экономическими интересами, не лишь легальным бесправием, но самыми формами культуры… Оно было и осталось единым сословием в государстве, сохранившим традицию элементарной местной организации, общины, громады, решетка, артели, но эта организация обращалась все более в фискальное средство, в приспособление деморализации масс; она все суживалась и атрофировалась ".

Высший правящий слой и дворянство все наиболее стремились опереться на внешний авторитет западноевропейского политического, экономического и общественного опыта, порой просто механически копируя некоторые западные представления и формы.

" У нас… наиболее чем где-нибудь, — пишет В. И. Даль, — просвещение сделалось гонителем только родного и народного… ревнители готового чужого, не считая необходимым изучить сперва свое, насильственно переносили к нам все в том виде, в каком оно попадалось им на посторонний почве, где оно было выстрадано и выработано, тогда как тут могло взяться только заплатами и лоском ".

Крепостное право пришло в Россию сравнимо поздно, когда у крестьян уже сложились черты национального нрава, выражаемого прежде всего самостоятельностью и инициативой в рамках обычаев и обычаев самоуправляющейся общины. Чтобы удержать в узде фермеров, правящие слои должны были вступить в настоящую войну с народом. А на борьбе как на войне — культура противника отвергается. Правящий слой шаг за шажком отказывается от многих ценностей народной культуры, отечественных традиций и идеалов, заменяя их представлениями и понятиями, заимствованными из-за границы. Причем речь шла не о стремлении к творческому освоению и взаимному обогащению равноценных культур России и западноевропейских государств, а о вытеснении народной культуры как якобы отсталой и отжившей. Процесс этот был томным и болезненным, утраты катастрофическими. На несколько столетий для многих поколений были " прикрыты " допетровская литература и музыка, древнерусская архитектура, иконопись, живопись — шедевры мирового смысла, которые считались бледными примитивами, заимствованиями, жалкой мазней, и лишь во 2-й пол. Xix в. начали снова " открываться " как произведения великого искусства. Самобытная российская культура на несколько веков становится Золушкой в родном доме, ей отрешается в праве на общечеловеческое значение, признавая его только за западноевропейской культурой. Такое явление не могло не начать протеста.

" Русский народ, — писал К. С. Аксаков, — имеет прямое преимущество, как народ, на общечеловеческое, а не через посредство и не с позволения Западной Европы. К Европе относится он критически и вольно, принимая от нее лишь то, что может быть общим достоянием, а национальность европейскую откидывая… Европеизм, имея человечное значение, имеет свою и очень сильную национальность… Итак, с одной стороны, так называемые славянофилы стоят за общечеловеческое и за прямое на него право российского народа. С другой стороны, поборники Западной Европы стоят только за европейскую национальность, которой придают всемирное значение и из-за которой они отнимают у русского народа его прямое право на общечеловеческое ".

Привычка созидать в русской жизни только отсталость сказалась в неменьшей ступени и в отношении народной культуры труда и хозяйствования. Правящие круги, в особенности с к. xviii в., относились ко многим народным формам жизни и хозяйствования, в частности к общине и артели, как к чему-то безжалостному, архаичному и скорее терпели их, чем признавали.

Так сложились в российской жизни два параллельных течения, какие сосуществовали и даже взаимодействовали друг с другом, редко пересекаясь, но ежели уж пересекались, то почти всегда трагически.

О. Платонов

Данные рассуждения являются развитием темы начатой в предшествующей моей статье Наследник. Здесь я коснусь в самом общем облике одной характерной черты, присущей всему российскому периоду на всех его шагах. Эта характерная черта выражается одним ёмким словом – чужебесие.

 

Чужебесие имеется неизлечимый врождённый порок исторического проекта Россия. Почему врождённый? Потому что этот проект не имеется продукт доморощенный и прямо не проистекал из внутренней необходимости, а вначале имеет чужеродное происхождение, т. е. чужебесие заложено в нём как основа. В первую очередность сему пороку подвержена властная элита, которая передаёт его " по наследству ".

 

То, что совершенно недавно понял Запад, поняла ещё тысячу лет назад Византия – российских нельзя победить в открытом бою, в лоб, но их можно попробовать одурачить, применяя их же высокие человеческие качества, ловко и коварно вплетая неправильные ориентиры и внося, тем самым, искажения в их собственные замыслы. " Готовый продукт " преподносится постоянно, как более прогрессивный, более современный, более цивилизованный и во всех смыслах наиболее привлекательный и не надо, дескать, ломать голову, вновь изобретая уже изобретённый велик. Ну, а к тем, кому так не кажется, применяются другие средства внушения – от злата до свинца.

 

Автором и зачинателем русского проекта была Византия. Не сразу у неё получилось осуществить супротив русского народа эту диверсию, но, в конце концов, добилась собственного. Под лозунгом: " княжеская власть плюс христианизация всей страны ", медлительно и тяжело, но упорно начал насаждаться на Руси чуждый образ жизни.

 

В виду такого, что лобовая атака извне исключалась, пришлось действовать внутри, создавая тем или иным способом пятую колону для осуществления загаданного. В основном ориентировались на " элиту " в лице " силовиков ". Идеологическим тараном использовалось христианство, безупречное на тот момент средство для ведения войны таким способом, удачно опробованный уже к тому времени на других странах.

 

Так как основным носителем чужебесия оказалась могучая элита, ищущая своему самозванству легитимность на чужбине( а чужебесие и самозванство имеется факторы взаимообусловленные), то русское общество с тех пор разделилось на две враждующих доли – народ и власть. И это вражда длится по сию пору. В этом — постоянное недовольство властью. Народ всегда чувствовал самозванство русской власти, а власть, чувствуя это, искала себе оправдание в чужеродном. Так с тех пор и повелось. Даже с падением Византии, пытавшейся при поддержке христианства и властной элиты осуществлять своё господство над Русью, ни что принципиально не изменилось. Даже в название возникшей впоследствии идеи " Москва – 3-ий Рим ", как будто имеющая своей целью самодостаточность, видно воздействие чужеродного. Врождённый порок чужебесия даёт о себе ведать. Никакой самостоятельности у российской властной элиты никогда не было, нет и не станет. А как только появляется деятель с намёками на самостоятельность, то он обычно когда-то " странно " умирает( Иван Грозный, Александр -3, Сталин,..). Или возникают намёки на исправление ситуации, то откуда не возьмись — войны и революции. Это дотрагивается и природы Смутного времени, которым завершается христианский шаг российской истории и начинается новый.

 

С наступлением нового шага российской истории — имперского( " императорская власть плюс культура всей страны "), связанного с приходом во власть Романовых, — ничто, по сути, в смысле привязанности к чужебесию, не меняется. Поначалу они, было, попробовали придать христианству второе дыхание, для чего его модернизировали( снова же, по лекалам " международных стандартов "), проведя церковную реформу. Но этот путь оказался " малопродуктивным ": в церкви произошёл раскол, и значимая часть народа пошла за " старообрядцами ". И на этом направлении господствам пришлось дать " задний ход ". А на первый план выдвигается имперская мысль, с большим энтузиазмом начатая проводиться в жизнь Петром-1, по наущению собственных западных " цивилизованных друзей. И вновь с новыми силами " цивилизованное " чужебесие правило свою дикую пляску по просторам Руси. Но дивное дело, когда-то так получилось, что цивилизуемый народ призванный осуществлять свои имперские амбиции " странноватым " образом оказался в крепостной зависимости и основным донором империи.

 

Имперская мысль, между прочим, есть не что иное, как " слегка " подправленная мысль " Третьего Рима ". Как я уже говорил, нас всегда " слегка " подправляют, изменяя ориентиры, что бы сбились с пути и попали в зависимость. Так было в христианском шаге и имперском, так было и в последующих – коммунистическом и либеральном. Так есть и в данный момент.

 

Пришедший на смену имперскому этапу коммунистический ничего не поменял в раболепстве внешнему – чужебесие передаётся по наследству. В предшествующих 1917-му годы, Российская Федерация была наводнена всякими учениями и идеями, в том числе, и коммунистическими, какие почему-то опять чисто " случайно " накладывались на популярную в то время идею общинного устройства российской жизни, которая на самом деле ничего общего с ними не имела. Особо выдавался марксизм, как " передовая научная теория ". Вот его-то и подцепила новенькая грядущая элита, адоптировав к местным условиям под названием марксизм-ленинизм.

 

Развернувшаяся в 1917 году в России конкурентноспособная борьба за власть между социалистами и демократами с одной стороны, и большевиками – с иной, закончилась… закончилась, условно говоря, победой Рокфеллеров над Ротшильдами. Но русским один дьявол, что те, что другие, всё одно — чужебесие.

 

Придя к власти большевики( марксисты — ленинцы) рванули было с места в аллюр, внедряя в жизнь свой проект, но быстро осеклись – довелось приноравливаться к " местным условиям ". Но как бы не колебалась " генеральная линия партии " в базе её всегда и до конца оставалась чужеродная коммунистическая идея. Сталин? А что Сталин? Да, вправду он с определённого момента пытался проводить самостоятельную независимую политику. Особенно опосля ВОВ. Но относительно него не надо испытывать ни каких иллюзий – он до конца жизни был предан идеи коммунизма, т. е. был болен чужебесием.

 

После смерти Сталина Ротшильды стали равномерно отыгрывать ситуацию у Рокфеллеров. В итоге всё закончилось появлением на верху власти в России очередного самозванца, прямой креатуры Ротшильдов – М. Горбачёва. Что было далее многие читающие и сами помнят, а кто не помнит – читал( литературы на этот счёт довольно). Коммунистический проект прикрыли. Мишку Меченого " кинули " — " мавр сделал своё дело, … ". Вернулись к кандидатуре февраля 17-го, и начался новый этап чужебесия – свободный( 1991 – 2000 гг.). Об этом времени и говорить особо не доводиться. Такая началась вакханалия разнузданного вандализма, такая подневольность от чужеродного, такое чужебесие, что видно не вооружённым взглядом, всем и любому.

 

Наша действительность это лоскутное покрывало, где в вперемешку прихвачены друг к другу христианство, империализм, социализм и либерализм.

 

Всё это означает, что к сегодняшнему дню сложилось уникальное положение. Порочный круг, который мы имели в движение многих и многих лет — от чужебесия к самозванству, от самозванства к чужебесию – терпит кризис. Следовательно, приоткрывается вероятность относительно безболезненно из него вырваться. И мы должны представившимся случаем пользоваться, что, конечно, непременно и сделаем. Посему возникает большой спрос на домашний проект. Предложений, как всегда, навалом. Само собой очевидно, что проекты, которые предполагают возвращение к тому или иному шагу российского периода, будь то, на пример, имперский или советский, обречены на неуспех. Только избавившись от чужебесия, одолев его, мы сможем выйти на новый уровень развития. А это значит, что нам нужен принципиально новейший эпохальный проект, представляющий из себя альтернативу всему российскому проекту в целом, и основанный на личных внутренних наработках. Тот, кто сможет представить такой проект сейчас, тот будет определять жизнь русского народа завтра.

 

Кто задумывается, что русский дух, будучи всю российскую историю подавляем чужебесием, никоим образом себя не проявлял, а то и вовсе выдохся, глубоко заблуждается. Русский дух не лишь не сломался, но всё это время продолжал активную творческую деятельность. Особенно это приметно в последние два века. А вы думали, случайны все эти многочисленные войны, революции и остальные козни в отношении русского народа? Да нет, не случайны. Всё это имеет одну мишень – задавить русский дух, не дать ему окрепнуть, воспрянуть в полный рост. Но всё безуспешно.

 

Так же и ныне, конечно, никто не даст нам спокойно жить и исполнять свои замыслы. Сможем преодолеть сопротивление? Без сомнения – сможем! На нынешний день русским народом уже накоплен такой физический, умственный и духовный багаж, который позволяет сделать ему новый цивилизационный прыжок, совершив прорыв в будущее. Дело осталось за " малым " — составить, упорядочить пока что довольно разрозненные частички Нового Русского Духа, и, дорабатывая их, переделать.

 

Это не новая перестройка в социуме, это переосмысливание в головах.

 

То, что сейчас происходит везде и всюду я называю дьяволюция.

Что же такое дьяволюция?

В настоящее время существует множество научных и околонаучных неологизмов. По прошествии времени они, наконец, занимают свое 

 

законное место в справочнике или википедии.

Например, девальвация. Инфляция. Революция. Эволюция. и т.д.

Даже есть такое: деволюция. Что это? Сам в первый раз слышу!

Придется заглянуть в словарик неологизмов, и ознакомиться с этим новоязом.

Но одно понятие не нашло там еще своего места.

Есть предложение внести его в этот перечень.

Это понятие было изобретено мною в темную-темную ночь, когда в голове прыгали обрывки слов и понятий, после еще одного дня,  проведенного в интернете. Все впрямь как у поэта, которого безпокоят музы и комары. И мешают ему спать. Приходится вставать с постели к столу, и записывать свои письмена.

Интернет, как известо, такая свалка, куда сливается весь информационный хлам, поток мусора. Попадается, правда, среди всего и что-то ценное, достойное. Например, чья-то диссертация, Которую можно взять и присвоить себе. И получить докторскую степень.

Многие студенты не брезгуют плагиатом. Такое время нынче. Что поделаешь?

Это еще одно зло, навязанное нам информационными технологиями.

Быстрый доступ к информации, даже если она непроверена, и не стоит ей доверять. Все сгодится. Главное, сиюминутный успех.

Хорошо, если есть такие люди, которые думают своими мозгами. Но есть также люди, думающие чужими мозгами. Такие стекаются на Болотные площади, и наводят беспорядки в обществе. Как правило, потом государство становится чье-нибудь колонией. Проходили, знаем. 

Деградация в эволюции человека от низшего к высшему классу, или «дьяволюция», истоком своим имеет такое понятие как «чужебесие» в самом широком смысле этого слова.

 

ЧУЖЕБЕСИЕ есть 

низкопоклонство перед всем иностранным. Понятие это в первый раз использовано славянским ученым и писателем Юрием 

 

Крижаничем, который писал, что " ничего не может быть более гибельным для страны и народа, ежели пренебрежение своими 

 

благими порядками, обычаями, законами, языком и присвоение посторонних порядков и чужого языка и желание стать другим народом ". Главной угрозой для любого государства, считал он, является " чужебесие " — " бешеная влюбленность к чужим вещам и народам и чрезмерное доверие к чужеземцам ". Живший еще до эры петровских преобразований, Крижанич справедливо подметил эту роковую изюминка общественной жизни Руси xvii в., ставшую впоследствии одной из основных причин разрушения русской цивилизации.

Эпизодически с xiv—xvii вв., нарастая в xviii и получая угрожающий характер в xix в., рядом с традиционной народной культурой, народными основами жизни и хозяйствования появляется идущее сверху движение за их отрицание, которое мы назовем парадигмой чужебесия. Сначала незначимая, а затем преобладающая часть высшего правящего слоя и дворянства России затевает предпочитать народным основам жизни заимствованные преимущественно из Западной Европы формы и представления.

Первые популярные случаи связаны с попытками проникновения в Россию католической церкви. С легкой руки церковных иерархов, потерпевших в России xv в. крушение надежд на господство, формируются мифы о безнадежной темноте и невежестве русских, сыгравшие свою роль в становлении верховодящего класса западнорусских земель, находившихся тогда под литовско-польской оккупацией. Отрицание народной культуры, как явление обширно проявившееся со 2-й пол. xvii в., неверно и несправедливо связывалось с именем Петра 1( ибо дело Петра носило всенародный характер). Но деяния Петра стали своего рода отправным моментом, с которого интенсифицировались все народные и антинародные процессы российского общества." С Петра I, — писал видный русский социолог П. Л. Лавров, — столичное служивое сословие преобразовалось в чиновничество по внешнему европейскому эталону, но без европейского содержания… Для русского крестьянства этот служивый класс столичного царства и петербургского императорства все решительнее закрывался с дальнейшим ходом летописи. Крестьянство было все более закрепощено и при отсутствии возможности политического развития принуждено было все тщательнее предохранять в себе традиции сельского мира и сельской громады, традиции артельной солидарности как единственное лекарство отстоять, хотя бы в некоторой мере, свое экономическое материальное благополучие. Крестьянство все более отделялось от господствующего класса не только экономическими интересами, не лишь легальным бесправием, но самыми формами культуры… Оно было и осталось единым сословием в государстве, сохранившим традицию элементарной местной организации, общины, громады, решетка, артели, но эта организация обращалась все более в фискальное средство, в приспособление деморализации масс; она все суживалась и атрофировалась ".

Высший правящий слой и дворянство все наиболее стремились опереться на внешний авторитет западноевропейского политического, экономического и общественного опыта, порой просто механически копируя некоторые западные представления и формы.

" У нас… наиболее чем где-нибудь, — пишет В. И. Даль, — просвещение сделалось гонителем только родного и народного... ревнители готового чужого, не считая необходимым изучить сперва свое, насильственно переносили к нам все в том виде, в каком оно попадалось им на посторонний почве, где оно было выстрадано и выработано, тогда как тут могло взяться только заплатами и лоском".

Крепостное право пришло в Россию сравнимо поздно, когда у крестьян уже сложились черты национального нрава, выражаемого прежде всего самостоятельностью и инициативой в рамках обычаев и обычаев самоуправляющейся общины. Чтобы удержать в узде фермеров, правящие слои должны были вступить в настоящую войну с народом. А на борьбе как на войне — культура противника отвергается. Правящий слой шаг за шажком отказывается от многих ценностей народной культуры, отечественных традиций и идеалов, заменяя их представлениями и понятиями, заимствованными из-за границы. Причем речь шла не о стремлении к творческому освоению и взаимному обогащению равноценных культур России и западноевропейских государств, а о вытеснении народной культуры как якобы отсталой и отжившей. Процесс этот был томным и болезненным, утраты катастрофическими. На несколько столетий для многих поколений были " прикрыты " допетровская литература и музыка, древнерусская архитектура, иконопись, живопись — шедевры мирового смысла, которые считались бледными примитивами, заимствованиями, жалкой мазней, и лишь во 2-й пол. Xix в. начали снова " открываться " как произведения великого искусства. Самобытная российская культура на несколько веков становится Золушкой в родном доме, ей отрешается в праве на общечеловеческое значение, признавая его только за западноевропейской культурой. Такое явление не могло не начать протеста.

" Русский народ, — писал К. С. Аксаков, — имеет прямое преимущество, как народ, на общечеловеческое, а не через посредство и не с позволения Западной Европы. К Европе относится он критически и вольно, принимая от нее лишь то, что может быть общим достоянием, а национальность европейскую откидывая… Европеизм, имея человечное значение, имеет свою и очень сильную национальность… Итак, с одной стороны, так называемые славянофилы стоят за общечеловеческое и за прямое на него право российского народа. С другой стороны, поборники Западной Европы стоят только за европейскую национальность, которой придают всемирное значение и из-за которой они отнимают у русского народа его прямое право на общечеловеческое ".

Привычка созидать в русской жизни только отсталость сказалась в неменьшей ступени и в отношении народной культуры труда и хозяйствования. Правящие круги, в особенности с к. xviii в., относились ко многим народным формам жизни и хозяйствования, в частности к общине и артели, как к чему-то безжалостному, архаичному и скорее терпели их, чем признавали.

Так сложились в российской жизни два параллельных течения, какие сосуществовали и даже взаимодействовали друг с другом, редко пересекаясь, но ежели уж пересекались, то почти всегда трагически.

О. Платонов


Данные рассуждения являются развитием темы начатой в предшествующей моей статье Наследник. Здесь я коснусь в самом общем облике одной характерной черты, присущей всему российскому периоду на всех его шагах. Эта характерная черта выражается одним ёмким словом – чужебесие.

 

Чужебесие имеется неизлечимый врождённый порок исторического проекта Россия. Почему врождённый? Потому что этот проект не имеется продукт доморощенный и прямо не проистекал из внутренней необходимости, а вначале имеет чужеродное происхождение, т. е. чужебесие заложено в нём как основа. В первую очередность сему пороку подвержена властная элита, которая передаёт его " по наследству ".

 

То, что совершенно недавно понял Запад, поняла ещё тысячу лет назад Византия – российских нельзя победить в открытом бою, в лоб, но их можно попробовать одурачить, применяя их же высокие человеческие качества, ловко и коварно вплетая неправильные ориентиры и внося, тем самым, искажения в их собственные замыслы. " Готовый продукт " преподносится постоянно, как более прогрессивный, более современный, более цивилизованный и во всех смыслах наиболее привлекательный и не надо, дескать, ломать голову, вновь изобретая уже изобретённый велик. Ну, а к тем, кому так не кажется, применяются другие средства внушения – от злата до свинца.

 

Автором и зачинателем русского проекта была Византия. Не сразу у неё получилось осуществить супротив русского народа эту диверсию, но, в конце концов, добилась собственного. Под лозунгом: " княжеская власть плюс христианизация всей страны ", медлительно и тяжело, но упорно начал насаждаться на Руси чуждый образ жизни.
В виду такого, что лобовая атака извне исключалась, пришлось действовать внутри, создавая тем или иным способом пятую колону для осуществления загаданного. В основном ориентировались на " элиту " в лице " силовиков ". Идеологическим тараном использовалось христианство, безупречное на тот момент средство для ведения войны таким способом, удачно опробованный уже к тому времени на других странах.

 

Так как основным носителем чужебесия оказалась могучая элита, ищущая своему самозванству легитимность на чужбине (а чужебесие и самозванство имеется факторы взаимообусловленные), то русское общество с тех пор разделилось на две враждующих доли – народ и власть. И это вражда длится по сию пору. В этом — постоянное недовольство властью. Народ всегда чувствовал самозванство русской власти, а власть, чувствуя это, искала себе оправдание в чужеродном. Так с тех пор и повелось. Даже с падением Византии, пытавшейся при поддержке христианства и властной элиты осуществлять своё господство над Русью, ни что принципиально не изменилось. Даже в название возникшей впоследствии идеи " Москва – 3-ий Рим ", как будто имеющая своей целью самодостаточность, видно воздействие чужеродного. Врождённый порок чужебесия даёт о себе ведать. Никакой самостоятельности у российской властной элиты никогда не было, нет и не станет. А как только появляется деятель с намёками на самостоятельность, то он обычно когда-то " странно " умирает (Иван Грозный, Александр III, Сталин,..). Или возникают намёки на исправление ситуации, то откуда не возьмись — войны и революции. Это дотрагивается и природы Смутного времени, которым завершается христианский шаг российской истории и начинается новый.

 

С наступлением нового шага российской истории — имперского( " императорская власть плюс культура всей страны "), связанного с приходом во власть Романовых, — ничто, по сути, в смысле привязанности к чужебесию, не меняется. Поначалу они, было, попробовали придать христианству второе дыхание, для чего его модернизировали( снова же, по лекалам " международных стандартов "), проведя церковную реформу. Но этот путь оказался " малопродуктивным ": в церкви произошёл раскол, и значимая часть народа пошла за " старообрядцами ". И на этом направлении господствам пришлось дать " задний ход ". А на первый план выдвигается имперская мысль, с большим энтузиазмом начатая проводиться в жизнь Петром I-ым, по наущению собственных западных" цивилизованных друзей. И вновь с новыми силами " цивилизованное " чужебесие правило свою дикую пляску по просторам Руси. Но дивное дело, когда-то так получилось, что цивилизуемый народ призванный осуществлять свои имперские амбиции " странноватым" образом оказался в крепостной зависимости и основным донором империи.

 

Имперская мысль, между прочим, есть не что иное, как " слегка " подправленная мысль " Третьего Рима ". Как я уже говорил, нас всегда " слегка " подправляют, изменяя ориентиры, что бы сбились с пути и попали в зависимость. Так было в христианском шаге и имперском, так было и в последующих – коммунистическом и либеральном. Так есть и в данный момент. Пришедший на смену имперскому этапу коммунистический ничего не поменял в раболепстве внешнему – чужебесие передаётся по наследству. В предшествующих 1917-му годы, Российская Федерация была наводнена всякими учениями и идеями, в том числе, и коммунистическими, какие почему-то опять чисто " случайно " накладывались на популярную в то время идею общинного устройства российской жизни, которая на самом деле ничего общего с ними не имела. Особо выдавался марксизм, как " передовая научная теория ". Вот его-то и подцепила новенькая грядущая элита, адоптировав к местным условиям под названием марксизм-ленинизм.

 

Развернувшаяся в 1917 году в России конкурентноспособная борьба за власть между социалистами и демократами с одной стороны, и большевиками – с иной, закончилась… закончилась, условно говоря, победой Рокфеллеров над Ротшильдами. Но русским один дьявол, что те, что другие, всё одно — чужебесие.

 

Придя к власти большевики( марксисты — ленинцы) рванули было с места в аллюр, внедряя в жизнь свой проект, но быстро осеклись – довелось приноравливаться к " местным условиям ". Но как бы не колебалась " генеральная линия партии " в базе её всегда и до конца оставалась чужеродная коммунистическая идея. Сталин? А что Сталин? Да, вправду он с определённого момента пытался проводить самостоятельную независимую политику. Особенно опосля ВОВ. Но относительно него не надо испытывать ни 

 

каких иллюзий – он до конца жизни был предан идеи коммунизма, т. е. был болен чужебесием.

 

После смерти Сталина Ротшильды стали равномерно отыгрывать ситуацию у Рокфеллеров. В итоге всё закончилось появлением на верху власти в России очередного самозванца, прямой креатуры Ротшильдов – М. Горбачёва. Что было далее многие читающие и сами помнят, а кто не помнит – читал( литературы на этот счёт довольно). Коммунистический проект прикрыли. Мишку Меченого " кинули " — " мавр сделал своё дело, … ". Вернулись к кандидатуре февраля 17-го, и начался новый этап чужебесия – свободный (1991 – 2000 гг.). Об этом времени и говорить особо не доводиться. Такая началась вакханалия разнузданного вандализма, такая подневольность от чужеродного, такое чужебесие, что видно не вооружённым взглядом, всем и любому. 

Наша действительность это лоскутное покрывало, где в вперемешку прихвачены друг к другу христианство, империализм, социализм и либерализм. Всё это означает, что к сегодняшнему дню сложилось уникальное положение. Порочный круг, который мы имели в движение многих и многих лет — от чужебесия к самозванству, от самозванства к чужебесию – терпит кризис. Следовательно, приоткрывается вероятность относительно безболезненно из него вырваться. И мы должны представившимся случаем пользоваться, что, конечно, непременно и сделаем. Посему возникает большой спрос на домашний проект. Предложений, как всегда, навалом. Само собой очевидно, что проекты, которые предполагают возвращение к тому или иному шагу российского периода, будь то, на пример, имперский или советский, обречены на неуспех. Только избавившись от чужебесия, одолев его, мы сможем выйти на новый уровень развития. А это значит, что нам нужен принципиально новейший эпохальный проект,  представляющий из себя альтернативу всему российскому проекту в целом, и основанный на личных внутренних наработках. Тот, кто сможет представить такой проект сейчас, тот будет определять жизнь русского народа завтра.

 

Кто задумывается, что русский дух, будучи всю российскую историю подавляем чужебесием, никоим образом себя не проявлял, а то и вовсе выдохся, глубоко заблуждается. Русский дух не лишь не сломался, но всё это время продолжал активную творческую деятельность. Особенно это приметно в последние два века. А вы думали, случайны все эти многочисленные войны, революции и остальные козни в отношении русского народа? Да нет, не случайны. Всё это имеет одну мишень – задавить русский дух, не дать ему окрепнуть, воспрянуть в полный рост. Но всё безуспешно.

 

Так же и ныне, конечно, никто не даст нам спокойно жить и исполнять свои замыслы. Сможем преодолеть сопротивление? Без сомнения – сможем! На нынешний день русским народом уже накоплен такой физический, умственный и духовный багаж, который позволяет сделать ему новый цивилизационный прыжок, совершив прорыв в будущее. Дело осталось за " малым " — составить, упорядочить пока что довольно разрозненные частички Нового Русского Духа, и, дорабатывая их, переделать.

 

Это не новая перестройка в социуме, это переосмысливание в головах.

 

Предлагаю в этом новом разделе писать всех умных мыслящих людей на злобу дня. Свернем эту антисистему. 

Любимый писатель Б.Березовского, В.Пелевин, предлагал нам поискать внутреннюю монголию. Так почему же сам Борис Абрамыч не искал ее внутри себя, а переводил наши активы зарубеж? По-моему, нас очень хотели надуть!

А вам так не кажется?

Вот и пускай англо-саксы оставят в покое Сирию, и лучше начнуть приватизировать недра своей мифической шамбалы.

 

 Не будем же позволять чужеземцам ставить над нами свои антисистемные антирусские опыты и эксперименты!

Дьяволюция этот последний этап в разложении нас всех. 
Дьяволюция как завершающий виток по протоколам сионских мудрецов в действии.

Пора уже проснуться от этого чужеземного чаромутия (чужебесия), насаждаемого на протяжении нескольких веков на русской земле, как вы увидели.  

Помогай нам всем Бог! 

1 комментарий

avatar
Хорошо сказано ДЬЯВОЛЮЦИЯ. Или апостасия.
Отражает самаю суть. 
Безбожный мир выберет антихриста. Так называемая дьяволюция обрекает на это.
И никакие социальные реформы, никакое строительство не поможет.
Церковь! И врата адовы не одолеют ее!
Только Церковь может спасти людей, каждого, кто обратится 
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.